Смок Беллью

Вчера вечером, осилив Пелевина, я начал думать, кого бы из авторов почитать еще. В голову лезла классика, которую я не удосужился прочитать в школе, однако точного попадания, «Бинго!», в своей несуществующей картотеке писателей я все никак найти не мог. И тут, озарение — Джек Лондон. Кое что из его рассказов я читал в детстве, однако всерьез так и не взялся. И сразу вспомнился мне какой-то случайно представший перед моими глазами анонс семинара Александра Железняка, главреда журнала NG Traveller с названием «Разбуди в себе Джека Лондона». Помню, мне очень понравилась идея, и живи я в Москве, я бы обязательно сходил. Но, что замечательно, Джек Лондон — блестящий писатель-путешественник, это именно то, что близко мне. И самое главное, без всяких семинаров я могу взять любую его книжку, читать и учиться.

Горы, Крым

Первое, с чего я начал — это «Смок Беллью». И надо же, какая удача, буквально на первых же страницах я наткнулся на шикарный диалог Кита Беллью, журналиста-трудоголика, просиживающего целые дни в редакции, не получающего зарплату и не находящего в себе моральных сил потребовать ее или уйти, со своим дядей Джоном Беллью, суровым, закаленным и физически развитым человеком. По хорошему, диалог нужно приводить полностью, он не такой уж длинный для книги, но в блоге его, наверное, осилит далеко не каждый. Поэтому, привожу его с существенными купюрами, делясь с вами только самыми интересными, как по мне, кусочками.

— Работа замучила! — язвительно повторил дядюшка. — Да ты не заработал ни одного цента за всю свою жизнь.
— Нет, заработал, но не получил. Я зарабатываю пятьсот долларов в неделю и работаю за четверых.
— Картины, которых никто никогда не купит? Модные пустячки, безделушки… Я счастлив, что твой отец в могиле и не видит тебя во всем твоем бесстыдстве. Твой отец был с ног до головы мужчина, понимаешь? Настоящий мужчина! Он выбил бы из тебя всю твою музыкальную и рисовальную дурь!
— Что делать! Таков наш упадочный век! — вздохнул Кит.

— Ты пачкун и неудачник. Какие ты картины написал? Несколько мутных акварелей и кошмарных плакатов. И ни разу ничего не выставил, Даже здесь, в Сан-Франциско.

— Меня называли свободным художником.
— Скажи прямо: лентяем.
— Да, это примерно то же самое — в деликатной форме.
— Мой отец, сэр, а ваш дед, старый Исаак Беллью, одним ударом кулака убил человека, когда ему было шестьдесят девять лет.
— Кому было шестьдесят девять лет? Убитому?
— Нет, деду твоему, никчемный ты бездельник! Ты в шестьдесят девять лет не сможешь убить и комара.
— Времена переменились, дядюшка. В наше время за убийство сажают в тюрьму.
— Твой отец проскакал однажды сто восемьдесят пять миль без отдыха и насмерть загнал трех лошадей.
— Живи они в наши дни, он благополучно храпел бы всю дорогу в купе спального вагона.
Дядя чуть было не вышел из себя, но сдержал гнев и спокойно спросил:
— Сколько тебе лет?
— Да как будто бы мне…
— Знаю, двадцать семь. Двадцати двух лет ты окончил колледж. Мазал, бренчал, строчил и болтался без дела пять лет. Так скажи мне, ради бога, куда ты годишься? В твои годы у меня была одна единственная смена белья. Я пас стада в Колузе. Я был крепок, как камень, и мог спать на голом камне. Я питался вяленой говядиной и медвежьим мясом. Ты весишь около ста пятидесяти фунтов, а я хоть сейчас могу положить тебя на обе лопатки и намять тебе бока.

Читая этот диалог, я не мог поверить, что книга написана почти 100 лет назад. И что самое интересное, в Ките Беллью я увидел и себя. Вот тот кусочек, где Беллью старший называет свободного художника лентяем. Или в самом конце, где Джон рассказывает, чем его племянник занимался пять лет после окончания колледжа («Мазал, бренчал, строчил и болтался без дела»). Это все очень похоже на меня. И самое смешное, что мне тоже 27. Да, конечно, в данной ситуации ирония автора, как бы наложилась, на мое самоироничное отношению к самому себе. Но все равно, совпадение в ощущениях мне показалось удивительным. Позже я уже не удивлялся, когда нашел точное описание ощущений неподготовленного физически человека, тащащего тяжеленный груз за плечами в снежных горах. Воспоминания о моем первом кавказском походе еще живы, и теперь за аутентичность описаний Джека Лондона я абсолютно спокоен.

P.S. Как вы догодались, фотография в этом посте нужна только для того, чтобы те, кто пропускают «многабукв» в ЖЖ, не дай бог, не расфрендили бы мой дневник за засорение эфира. Что-то типа жертвоприношения языческим богам.

  • http://bebekka.blogspot.com Bebekka

    Очень хорош диалог. Отражает и мое состояние тоже (кстати тоже 27 лет).
    Во все времена сущестсвуют люди, занятие которых возмущает и раздражает других. Я вот люблю вышивать крестиком, так свекровь называет это «общественно неполезным» делом :(

  • http://www.fotografia.com.ua Евгений Тимашёв

    Bebekka: а я немного под другим углом на диалог смотрю. И вижу долю правды в словах дяди. Ироничной такой правды. И если диалог всерьез в лоб не воспринимать, то своя прелесть в позиции Беллью старшего есть. :) Поэтому, скоро опять рюкзак за спину и вперед в путешествие… заниматься фотомазней. 😉

  • http://nukkekotinukke.blogspot.com Nukke

    Massive mountain around the village. Comes a feeling about an old pic !

    my blog http://nukkekotinukke.blogspot.com

  • http://www.fotografia.com.ua Евгений Тимашёв

    Thanks, Nukke.