Про Джона Траволту

Я уже писал в заметках, что январь для меня традиционно собачий месяц. Не в том смысле, что плохой, как собачий холод. Нет. Просто в январских фотовыездах меня уже второй год настойчиво преследуют собаки. Про чатыр-дагского Чупакабру я уже писал. Теперь настал черед показать вам нашего второго четвероногого друга, сопровождавшего нас на Демерджи. Это турприютский щенок Кирюха. Я не знаю его возраста, но на вид месяцев шесть, не больше. В голове одни опилки пока. Как и любому ребенку ему все время хотелось играть. А нам хотелось фотографировать. И в этом наши интересы ну никак не совпадали.

Собака в туманном лесу

Крым, Демерджи

Много раз Кирюха лез в кадр, пугал лошадей и я не успевал сделать удачную фотографию в стиле «лошадкааа…», задевал хвостом штатив во время экспозиции на длинной выдержке и просто путался под ногами, едва не столкнув меня однажды с обрыва. Один раз я снял перчатку, положил ее рядом с собой на землю и ушел с головой в построение кадра. Когда я обернулся, то увидел, что Кирюха воспринял это, как подарок, и с увлечением мотал головой, держа мою перчатку за один палец в зубах. Отнять свою вещь сразу не удалось. Пес решил, что я жажду с ним поиграть. Дразнясь, он подбегал довольно близко, а когда я пытался выхватить перчатку, он успевал отскочить в сторону и снова начинал мотать головой, размахивая «подарком» во все стороны. Несмотря на все неудобства, мне нравилось, что Кирюха всегда бегал рядом. В день отъезда он проводил нас до дороги и даже намеревался поехать с нами в Симферополь, пару раз ударив лапой в закрытую дверь машины. Я долго не мог понять, кого он мне напоминает. И только в предпоследний день меня осенило — Джон Траволта. Так мы его и звали между собой.