Музыка и фотография

Я не музыкант, а фотограф. Однако, все, что ниже говорит саксофонист Брэнфорд Марсалис как никогда созвучно с тем, что я думаю о фотографии. О том, зачем я этим занимаюсь.

«Когда простые люди слушают записи, есть определённые вещи, на которые они обращают внимание. Прежде всего, как звучит для них эта музыка. Если ценность музыкального произведения базируется на глубоком музыковедческом анализе, вы обречены на неудачу. Потому что народ, покупающий диски, ни черта не смыслит в музыкальной теории. Когда они включают Kind of Blue и говорят, что им это нравится, я всегда спрашиваю: а что именно понравилось? И люди описывают свои ощущения на физическом уровне, на интуитивном уровне, но никогда на уровне музыкальной теории.

Классическая музыка во многом находится в той же ситуации, что и джаз, разве что в классике уровень качества больше всё же базируется на музыке, чем на иллюзии в который раз придуманной новизны. Только и читаешь в дискуссиях о джазе: «Это ново? Это прогрессивно?». Послушайте, есть всего лишь несчастные двенадцать нот. Что нового вы хотите из этого получить? Неужели вы искренне думаете, что сыграете то, что до вас ещё никто не играл?

Поэтому главное, что меня заботит – хорошо ли это? Мне всё равно, есть ли в этом новизна. На свете так мало хорошего, что когда это хорошее действительно встречается, удивлению нет предела.

В джазе часто бывает так, что его аудитория состоит лишь из студентов музыкальных училищ и самих джазовых музыкантов, которые увлечённо обсуждают, насколько виртуозно и изобретательно играет их коллега. Ни слова о содержании и эмоциональной составляющей, ни слова о том, есть ли в этом любовь».

—Брэнфорд Марсалис (один из самых знаменитых саксофонистов мира). Из интервью еженедельнику Seattle Weekly (14 сентября 2011 г.). Текст взял у Алексея Иншакова.

Озеро Вермилион, Канада

Канада, Скалистые горы (Rocky Mountains), национальный парк Банф (Banff), озеро Вермилион (Vermilion Lake)